Александр Сокуров: Я хочу убедить президента и премьер-министра заняться делом

25.02.2016

Четвертый кинофестиваль «Полный артхаус» преподнес челябинской публике 46 фильмов и встречу с режиссером мирового уровня – Александром Сокуровым. По решению Европейской Киноакадемии имя Сокурова значится в списке ста лучших режиссеров. 43 раза его работы номинировались на призы самых престижных киноконкурсов и 26 раз одерживали победу. В его творческой коллекции награды из Ватикана, Венеции, Канн, Берлина, японский орден, французский офицерский крест и еще масса других призов. Его фильмы показывают в Италии, Германии, Франции, Латинской Америке. На челябинский кинофестиваль мэтр привез ретроспективу из семи картин, в том числе фильмы на японском и немецком языках. Почему режиссер предпочитает работать за рубежом и почему его картины так редко показывают на родине? Об этом в интервью корреспондента Mega-U.ru.

Нынешний кинофестиваль проходит в Год кино, объявленный президентом. Российский кинематограф переживает далеко не лучшие времена – большие проблемы с производством фильмов, с прокатом, кинозалы закрываются или начинают работать на коммерческое кино, которое занимает львиную долю проката. Вы верите, что ситуация изменится?

– Конечно, нет. Страна большая, кинопоказ – это целая система. Многие десятилетия государство прилагало большие усилия, чтобы сформировать целую киносистему, построило киносеть сложную, большую, затратило огромные средства на строительство кинотеатров. А сейчас киносеть разрушена, существуют только небольшие прокатные организации, которые удовлетворяют интересы и зарубежного, и американского прокатов. А системы показа национального кино не существует. Только благодаря таким небольшим фестивалям, как ваш, российское кино может посмотреть публика. Если мы объявляем Год кино, то мы должны к нему быть готовы. И в этот Год кино должен быть открыт последний кинотеатр из сети восстановленных кинотеатров по всей стране. К сожалению, ни одного нового не построили, в некоторых городах России нет вообще ни одного кинотеатра, ни одного Дома культуры даже. Плюс к этому надо решить проблему дебютов. В год должно быть 80―100 кинодебютов, чтобы мы могли выделить из них три-четырые молодые фигуры. Понятно, что из них 70 процентов будут такими, что смотреть невозможно. Это системная проблема! Ее должно решить Министерство культуры РФ. Маститые режиссеры должны отказаться от своих грантов в пользу молодых ребят. К тому же все гранты распределяются в пределах Садового кольца. Но кинематограф должен быть разнообразнее! Иначе у нас никогда не будет самородков вроде Василия Шукшина. Мы нуждаемся в новых сюжетах и социально открытых окнах. Нет сейчас больших, масштабных исторических картин. Нет серьезных классических экранизаций. Я хочу убедить президента РФ и премьер-министра заняться делом!

– Ваш фильм «Франкофония», которым открылся челябинский фестиваль, в первую очередь посмотрели за границей. В России премьера еще только планируется в марте. Почему ваши фильмы раньше попадают на экраны за рубежом?

– Все очень просто. Во-первых, в Европе и Латинской Америке эти фильмы идут в прокате, у нас они в прокате практически не идут. За границей их показывают по ТВ, например, итальянское телевидение несколько раз показывало полную мою ретроспективу, причем даже те фильмы, о существовании которых я уже забыл. То же самое касается Франции, Германии, многих стран. У нас мои фильмы по телевидению не показывают. И это определенная политика государства в области кино. Вы знаете, что количество кинотеатров в Париже во много раз превышает количество кинотеатров во всей России? У нас я не наблюдаю какой-либо политики со стороны государства. А ведь это именно задача государства на основании хотя бы конституционных норм – чтобы серьезная культура была бы доступна людям. С другой стороны, это, наверное, отражает востребованность у публики. Кинематографическая культура зарубежных стран гораздо выше, чем у нас в стране. У нас идет затухание интереса, а в Европе еще существует интерес к разнообразному кино.

– Вам важно, чтобы зрители поняли и оценили вашу работу?

– Знаете, «Франкофония» – это не футбольный матч, поэтому нельзя сказать, что люди пойдут на это кино. Чтобы быть благодарным зрителем такого рода фильмов, надо интересоваться жизнью, интересоваться историей, интересоваться своим собственным развитием. Нашим зрителям, соотечественникам, думаю, фильм будет интересен. Но, без всякого сомнения, говорить об интересе широкого зрителя, который ходит на спортивные соревнования, на футбол и смотрит наше телевидение, не приходится — для него этот фильм будет трудным. Массовый зритель дезориентирован, диковат. В советский период таких зрителей было меньше, сейчас диких, абсолютно одичавших людей, к сожалению, становится подавляющее большинство. В этом смысле мы страна, где существует две неравные части нашего общества: просвещенные, образованные люди и люди, у которых нет никаких интересов в области просвещения и образования. Как говорил Евтушенко: «Народ – это те, кто думает, остальные – население».

– Посмотрев «Франкофонию» многие отмечают, что в фильме больше вопросов, чем ответов…

– Так и должно быть. Режиссер называет проблему, а зритель выступает как равный собеседник, может быть, даже более умный.

– Последние ваши картины сделаны за рубежом. У вас никогда не возникало мысли переехать?

– Каждый режиссер должен иметь возможность взять билет и работать там, где он может реализовать свои замыслы. Если нужно, я уеду и буду снимать там, где меня понимают. Своим выпускникам я сказал: у кого есть возможность, уезжайте, не стойте на месте, не ждите подачки, не ждите, когда чиновник снизойдет до вас и что-то промычит, не теряйте жизненное время. Будет душевная потребность — возвращайтесь. Но вы приедете уже в другом качестве. Мы в условиях советского периода потеряли многое. У меня все картины были закрыты. И если бы не пришел Горбачев, я даже знаю, в каком лагере я бы сидел за «антисоветскую деятельность».

Вы вели режиссерский курс в Кабардино-Балкарском университете, почему там?

– Мне предложили, я набрал ребят: половина училась на бюджете, половина – за деньги. Правда, в результате никто за обучение заплатить не смог, но руководство университета нашло возможность и долги погасило.

– Чем занимаются ваши студенты?

– Кто-то уехал, кто-то остался, но делать на родине им нечего. В киноцентре Оболенского я показал работы ребят, реакция зрителей меня порадовала.

– Какие качества нужны, чтобы стать режиссером?

– Я считаю, что кинорежиссером может быть любой. Быть актером, музыкантом, художником каждый быть не сможет, здесь нужен талант. Овладеть профессией режиссера ничуть не сложнее, чем какой-нибудь военной специальностью или медицинской.

– Во всех городах, где бываете, Вы стремитесь посетить какой-нибудь завод, побывать на производстве. С чем связан такой интерес?

– Мне очень интересно общаться с людьми. Страна огромная, и в каждой части этой страны живут абсолютно ни на кого не похожие люди. У меня по линии мамы в роду были рабочие с Сормовского завода, а по линии отца – абсолютно сельские люди, и могу сказать, что они очень сильно отличаются. Даже больше того. Я могу определить, кто работает на тракторном заводе, а кто на сталелитейном.

— В Челябинске Вы побывали на трубопрокатном, что запомнилось?

— Я давно интересуюсь промышленным развитием, я отметил бы чистый воздух, во-первых, что вообще нехарактерно для металлургии. То, что в цехе тепло, обычно на производстве холодно, люди болеют, плохо одеты, работают в фуфайках и все равно холодно. Здесь абсолютно другой уровень эволюции. И высокий уровень культуры речевой, что тоже приятно. Четкое понимание смысла вопроса и понимание того, что такому, как я, надо объяснять, а что объяснять бесполезно, не унижая человека. Приятно удивило, что есть сотрудники, которые интересуются авторским кино, смотрели мои фильмы. Это хороший знак.

– Вы активно ратуете за сохранение исторического облика Санкт-Петербурга, с этой точки зрения как Вы увидели наш город?

– Я сегодня немного поездил по Челябинску, и мне обидно, что город в таком состоянии. У него нет ни лица, ни планировки. Я видел несколько домов — ну просто сокровища! — стоят с заколоченными окнами. Не сегодня-завтра будет поджог, и они сгорят. Сколько в городе деревьев? Можно подсчитать. Вы не собьетесь со счета. Одна из самых удручающих картин, что в ландшафте нет никакого вмешательства зеленого пространства. Безобразные фасады 60-70-х годов. Во что превратили город? Был ли он когда-нибудь иным? Простите, если оскорбил кого-то и унизил, но я призываю вас быть самокритичными.

Марьяна Галас, специально для Mega-U.ru

На фото Алексея Турулёва: Александр Сокуров на ЧТПЗ, 19 февраля 2016 года, Челябинск.

Оставьте ваш комментарий

Вконтакте
На сайте (0)

Отправить комментарий

Plain text

  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
d
z
A
s
V
s
Enter the code without spaces.