Эксперты предрекают Челябинску в случае постройки Томинского ГОКа судьбу экологической резервации

08.09.2015

Строительство Томинского ГОКа и вероятные последствия этого проекта для экологии региона обсудили в понедельник на круглом столе представители местного научного сообщества. Участники встречи - профессор, доктор географических наук Надежда Рассказова, профессор, доктор технических наук Сергей Денисов, директор Южно-Уральского института водного хозяйства Раиса Казанцева, химик Надежда Вертяховская и гидротехник Герман Калашников - рассказали, какое вероятное будущее ждет Челябинск.

По общему мнению специалистов, после запуска Томинского ГОКа город превратится в «экологическую резервацию».

Первая из проблем, на которой остановились эксперты, это пыль. А ее прибавится, считает Сергей Денисов.

«С хвостохранилища в сутки будет выдуваться около 400 тонн мелкодисперсной пыли. Эта пыль полетит на водосборную территорию второй чашки Шершневского водохранилища. Конечно, мы сейчас не можем доказать, что будет на самом деле. Однако есть метод аналогии, который можно применить. Например, по разрушению. Сейчас идет активное разрушение Карабашского хвостохранилища, и в Аргазинское водохранилище переместилось 505 миллионов кубометров отходов. Вспомним весну этого года, когда Троицк остался без питьевой воды из-за попадания в нее марганца. Это тоже был прорыв хвостохранилища, на этот раз Учалинского ГОКа. Сегодня звучат заявления, что Михеевский ГОК будет идеальный. Тем не менее, на недавнем экспертном совете при губернаторе главный санитарный врач Анатолий Семенов сказал, что тяжелые металлы уже идут от этого идеального объекта в местное водохранилище у деревни Котенино, в котором совсем недавно водились раки. Теперь в этом водоеме их нет», - привел аргументы Сергей Денисов.

Добавила негатива в оценке томинского проекта Надежда Вертяховская.

«Площадь Томинского хвостохранилища составит 800 га, что по объему примерно в четыре раза больше объема Шершней (Шершневского водохранилища – ред.). Нам говорят, что хвостохранилище - это складируемые отходы пятого класса опасности. Что такое пятый класс? Это бытовые отходы и всё то, что можно складировать на полигоне бытовых отходов. К первому классу опасности относятся, согласно ГОСТУ, в первую очередь, тяжелые металлы. А именно их концентрация и будет накапливаться», - убеждена Надежда Вертяховская.

Она напомнила, что медный концентрат, который предполагается производить на Томинском ГОКе в объеме 28 млн. тонн ежегодно, будет содержать 20% сульфида меди. А сульфид меди - это вовсе не чистая медь, которая уже сама по себе, к слову, представляет второй класс опасности. В сульфиде меди есть примеси сульфида железа, свинец, кадмий, ртуть... И всё это также пойдет в хвостохранилище, а оттуда в воду.

«Говорить, что такое производство имеет пятый класс опасности, для любого сведущего в химии человека - нонсенс. Лично для меня такие заявления просто авантюра», - добавила она.

Теория металлургии, на которую ссылается ученый, гласит, что разрабатывать такие бедные месторождения просто нерентабельно, и почти нигде в мире они не разрабатываются.

В этой связи прозвучало мнение, что эта томинская «авантюра» нужна РМК лишь для отвода глаз, при этом свой глаз компания уже положила на Биргильдинское месторождение, где руды заметно богаче.

По мнению экспертов, питьевая вода станет непригодной, после того, как первые объемы руды выдадут на гора. Ведь встанет вопрос их переработки, а на этом переделе в экосистему потекут реки серной кислоты, медно-кадмиевого катализатора и всё тех же сульфатов, от которых не спасают никакие фильтры.

Подчеркивается также, что оценка рисков в томинском проекте не больше, чем отписка. Если отвалы прорвет, волна прорыва пойдет все в те же Шершни.

Как было отмечено специалистами, сегодня водопроводная вода в Челябинске имеет нейтральный Ph 7.0, и при всех ее нынешних недостатках она заметно лучше, чем у соседей и чем будет.

«Вода станет кислой, как в Карабаше, а там сейчас Ph 2.0. Кислая вода пойдет вниз, в подземные воды, которые питают Шершневское водохранилище. Второго водоисточника у города нет, и взять его неоткуда. Небольшой подземный водозабор, который имеется сегодня, тоже будет уничтожен», - добавляет жути директор Южно-Уральского института водного хозяйства Раиса Казанцева.

«Вместе с тем, водозаборы промышленные в регионе тоже перегружены и изношены. Дефицит воды для будущего комбината заложен и в проекте строительства Томинского ГОКа. При этом свои стоки они чистить не будут», - отмечает специалист.

При этом просочилась инсайдерская информация о том, что РМК ищет для своих промнужд подземные источники воды, а на пожарно-технические нужды уже нашла.

Независимый экологический аудит проекта Томинского ГОКа, о проведении которого заявил губернатор и о котором так много говорят в последнее время, тоже не добавляет ученым оптимизма.

«Что значит независимый?» - звучит в ответ риторический вопрос. «Это привозные эксперты, которым здесь не жить и не пить здешнюю воду. Мы изучили те экспертные данные, которые к нам попали. Нет ни связи, ни оценки ситуации», - говорят специалисты.

На извечный же вопрос «что делать?» в сложившейся ситуации ученые разводят руками. Из наиболее действенных вариантов предлагаются баррикады, достоверное информирование населения, проведение референдума и сбор подписей. Кстати, митинг протеста против строительства Томинского ГОКа состоится уже в этот четверг, 10 сентября.

Алексей Турулёв. Фото автора

Оставьте ваш комментарий

Вконтакте
На сайте (1)
Katy
ср, 12/02/2015 - 19:18

В строительстве ГОКа будут принимать участие такое количество специалистов, которые не допустят загрязнение окружающей среды, что паниковать по этому поводу не стоит.

Отправить комментарий

Plain text

  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Y
F
U
Z
q
8
Enter the code without spaces.