Юлия Поздеева: Трудно быть шведом

12.12.2012

Продолжение приключений Андреаса Допплера во второй части дилогии норвежского писателя Эрленда Лу «Грузовики «Вольво»» начинается эпиграфом из песни американской альтернативной группы Rage Against the Machine, который в деликатном переводе звучит как «Отвали, я не хочу плясать под твою дудку!».

Правда, 92-летняя шведка Май Бритт все же подтанцовывает под музыку своего любимого Боба Марли. Именно к ней в гости пешком через лес, из Норвегии прибывает Допплер вместе со своим сыном Грегусом и лосем Бонго. А ещё бабуля любит курить травку, которая помогает ей избавиться от приступов артрита, и ведёт блог в Интернете. Родственники хотят отправить её в дом престарелых – чтобы не позорила семью: «…у шведов и японцев очень много общего, гораздо больше, чем принято считать. Моральный кодекс обеих стран предъявляет неумолимо высокие требования к личной ответственности человека, гораздо более высокие, чем в большинстве нормальных стран. В Швеции тон задает протестантизм в его самом чистом, самом жестком и несгибаемом варианте, в Японии та же картина, только на почве буддизма. Человек в ответе за каждый совершаемый поступок. Сделал ошибку – всё, дорогой, ты спекся. Никто тебе не поможет, не спасет. Тут нет обходных путей в виде покаяния и прощения грехов, как у католиков или менее суровых протестантов. В Швеции раз согрешил – всё, пропал навеки. И та же судьба ждет тех, кто отвечает за грехи предшественников».

Образцом такого несгибаемого шведа является такой же одинокий старик, сосед и ровесник Май Бритт – Антон фон Борринг, вечный скаут, в любую погоду спящий на свежем воздухе и без устали считающий птиц: „Он нашёл себя и свой путь в жизни. Кто-то приходит к Богу, и это круто меняет его судьбу. А фон Борринг встретил птицу».

На фоне чудачеств этих двух шведских стариков бегство Доплера выглядит не таким уж экстравагантным.

Надо сказать, в Скандинавии шведы и норвежцы – это примерно как у нас хохлы и москали, национальные стереотипы (и про финнов, конечно, тоже) ничуть не противоречат прославленной политкорректности. Горячий спор между Май и Андреасом о том, чья нация круче, — один из лучших эпизодов в романе. «Как это можно — быть норвежцем? Шведом быть и то не просто», — начинает Май. Допплер, даром что только что сбежал из Норвегии, тут же встаёт на защиту. Сравниваются спортсмены, местные телешоу, Ингрид Бергман с Лив Ульман (но все считают её шведкой, добавляет Май). За Швецию - Ikea, водка Abcolut, Eriksson, ABBA и Roxette; за Норвегию – Григ, трамплин Холменколлен, одежда «Dressman», коричневый норвежский сыр, группы «Ольсен с ребятами» и «Грибы курим». В литературе Сельма Лагерлёф и Август Стриндберг сравниваются с Ибсеном и Гамсуном… Но упоминание Эрленда Лу ставит точку в споре – «в литературе победа за вами».

Грузовики «Вольво», давшие заглавие роману, — это как раз то, в чём норвежец готов признать первенство Швеции. На нём он и отправляется назад, на родину, соскучившись, наконец, по своим. Правда, домой, он всё же возвращается верхом на своём верном лосе Бонго, который сумел вызволить его из тюремной камеры, куда Андреаса отправили за угон автомобиля, вождение без прав и под кайфом. Окончание сюжетных линий даётся в нарезке, рапидом, под аккомпанемент всё той же группы Rage Against the Machine: фон Борринг с вожделенным амурским соколом на руке просто уходит из романа — буквально в никуда, а Май Бритт, шестнадцать раз подряд вместе с солистом группы прокричав фразу из эпиграфа, уходит из жизни, не дожив до начала следующей песни.

Оставьте ваш комментарий

Вконтакте
На сайте (1)
Синий чулок
ср, 12/12/2012 - 13:18

Странный жанр, противоречие между текстами и заявленной рубрикой, обычный обзор , причём не новинок. Автор слишком явно подражает литераторам Иностранки. на этом сайте смотрится, по меньшей мере, неорганично. Пишите на 74. ru. Правда, там не интеллектуальный калейдоскоп, а так, инфопомойка.

Отправить комментарий

Plain text

  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
m
T
x
c
s
f
Enter the code without spaces.